Правдивая история пензенского мальчугана, якобы «вскормленного козой»

Версия для печати
Правдивая история пензенского мальчугана, якобы «вскормленного козой»

Его мать — Наталья Канаева 20 лет существует без документов, а сам 4-летний сын Витя нигде не прописан

В начале 1990-х грузинские войска осадили абхазский город Ткварчели, родной для нашей героини. Среди жертв голодной смерти большинство составляли русские, поскольку жили они, в отличие от абхазов, в многоквартирных домах и не имели земельных участков.

Благодаря посредничеству нашей страны военный конфликт между грузинской и абхазской сторонами был прекращен. По некоторым оценкам, около 50 тысяч человек приехало тогда в Россию из Абхазии. В Тамбовскую область, в Гавриловский район, прибыли Наталья с матерью и сестрой.

Правозащитные организации не однажды обращали внимание властей на то, что многие беженцы из Абхазии годами не могли получить российское гражданство. Вот и у Канаевой до сих пор, хотя прошло уже 20 лет, еще СССР-вский паспорт!

В Гавриловском районе (он граничит с нашим Белинским) Наташа жила в 12-квартирном доме, по словам местной администрации, не работала, не оплачивала коммуналку, и соседи якобы на нее жаловались. В 1992-м родился сын Николай, а в 1999-м — Вадим. Наталья утверждает, что была нормальной матерью, только очень бедной, администрации просто не хотелось с их семьей возиться. И сыновей у нее забрали в детдом.

В 2005-м и 2007-м Канаева рожает дочерей Карину и Анжелику. Их тоже забирают. У всех ее детей без исключения разные отчества. Старший сын до совершеннолетия пробыл в детдоме, а остальных разобрали по семьям. Мать сильно переживала разрыв с детьми, жить в Тамбовской области не хотела, скиталась. В село Никульевку Белинского района пришла с цыганами.
А там жил бывший скотник Вениамин Драгункин, человек одинокий. Наташа к нему и прибилась.

Было это лет девять назад, а в 2010 году родился Витя. Маме было 42 года, а Вениамину Павловичу — 70. Мама и сестра Наташи о рождении младшего внука уже не узнали, за несколько лет до этого они умерли.

Как робинзоны

Местные жители, рассказывая о чем-либо, говорят: «когда еще была машина скорой помощи», «когда еще была амбулатория», «когда еще школа была средняя». Витя родился, «когда в Никульевке еще были другие жители». Год назад он и родители остались совсем одни. До ближайшего села в Башмаковском районе, где они покупают продукты, — 3 км, до властей в Студенке, куда административно относится Никульевка, — 20 км, до места прописки Натальи в Тамбовской области — 15.

Семья (правда, Наталья и Вениамин не расписаны) живет, по сути, как робинзоны. Летом сажают картошку, у них огород, козы, куры.

Соцработники теперь оправдываются, что не поставили семью на учет как неблагополучную. А за что, говорят, ставить? Наташа не пьет. В доме тепло — Вениамин Палыч разбирает бесхозные сараи и топит голландку. Обстановка нищенская, но чисто. Белье серое (Наташа стирает на руках, колодезной водой), но свежее.

Раз в месяц Вениамину Палычу привозил пенсию почтальон, он же местный депутат. Заглядывали соцработники (в этом году были четыре раза). Они, по их словам, свозили то, чем уже не пользуются сами, — поношенную одежду, в том числе детскую, обувь, постельное белье и все такое.

Проверяющие видели, что Витя не голодал, на плите — щи и оладьи, на полках — пачки с крупами и макаронами. На подоконнике — банки с козьим молоком.

Гордон покажет

Недавно к Наталье нагрянули приставы, потому что та задолжала дочерям алименты в 617 тысяч рублей.

Нищенская обстановка гостей потрясла. На сайте судебных приставов появилась информация, что мальчик, у которого нет других товарищей, играет с козой, а сам он в четыре года не разговаривает, как Маугли.

Журналисты новость подхватили, передали своими словами, и вышло, что якобы ребенка-маугли воспитала коза.

Привлеченные сенсацией, тут же приехали журналисты с Первого канала.

Недавно вся семья, плюс 22-летний старший сын Николай, который живет в селе Высокое Башмаковского района и работает у фермера, а еще бывший сосед семьи по Никульевке снялись в программе «Мужское/Женское», которую ведут Александр Гордон и Юлия Барановская.

Наташа возмущается насчет «воспитания козой». Но, с другой стороны, рада, что все так вышло: а вдруг это поможет изменить жизнь.

После того как история стала достоянием общественности, мест­ные власти решили переселить семью из Никульевки в село Ширяево. Подобрали семь домов, которые хозяева согласились продать. Их стоимость от 50 тысяч рублей (без удобств) до 400 тысяч.

Невеликий немой

Жизнь всегда сложнее и драматичнее, чем вымысел. Если бы действительно ребенок был маугли, чего проще отобрать у матери — и в детский дом. В день, когда мы приехали в Белинский район, Витю выписали из ЦРБ. Он там лежал на очередном обследовании. Опять подтвердилось, что ребенок хорошо развит, здоров. Почему молчит, терапевты определить не смогли. Нужны консультации узких специалистов, в частности логопеда. Их обещают организовать после праздников.

Витя — удивительный мальчик. Очень приятный, послушный, совершенно не избалованный, когда к нему обращаешься, его брови взлетают вверх, а глаза распахиваются, как будто он увидел нечто сказочное. От редакции мы подарили ему радиоуправляемую машину. Мальчик просиял и прижал коробку к себе.

Конечно, Витя не должен жить в вымершем селе. Но и наносить ему психологическую травму, изъяв из семьи, как предлагают некоторые, неправильно. На мой взгляд, в этой истории во многом виновата нищета. Прожиточный минимум в стране на человека около 9 тысяч рублей (еще до свистопляски с ценами). А пенсия скотника — 5,8 тысячи. И живут они на нее втроем. Как, объясните? А вот их переселят, купив дом за счет скудного местного бюджета. (Другие, благополучные, жители будут помогать детям тянуть ипотеку, а нашим героям купят, подарят, ну да ладно). А за коммуналку чем платить?

Сейчас у Вениамина отопление дармовое, вода из колодца. А средняя коммуналка в селе 2500 рублей. Половина пенсии.

Наталья Канаева мечтает, получив гражданство и новый паспорт, устроиться на работу. Как-то не верится. Во-первых, она не работала 20 лет, могло войти в привычку. Во-вторых, на ней по-прежнему висит долг по алиментам, значит, половину зарплаты будут вычитать. А что останется?

…За участие в съемках Наташе с гражданским мужем отвалили по 5 тысяч рублей. Отвезли на машине и привезли. А вот сотовый телефон какая-то журналистка взяла позвонить и заиграла.
Телефон Наташе жалко до смерти — сенсорный, подарок старшего сына. Кстати, сын Николай на программе стоял за родительницу горой и сказал:

— С матерью, даже самой плохой, любому ребенку все равно лучше, чем в детском доме!

Фото: автора
Рейтинг: 0.00
Голосов: 0
  • Нашли ошибку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Комментарии (0)

Оставить комментарий