Театр «Кириллица»: погружение в хрупкий мир

Театр «Кириллица»: погружение в хрупкий мир

Появилась театральная студия в 2015 году в ПГУ благодаря инициативе бывших выпускников ЕГФ ПГПУ им. В.Г. Белинского разных лет Константина Бутина, Елены Королевой, Виктора Романова, Ирины Латыновой.

Им захотелось создать на базе альма-матер нечто отличное от формата студвесны, свое, значительное и привлечь к театральному творчеству способных ребят, как окончивших учебное заведение, так и обучающихся. Руководство университета откликнулось. И началась серьезная работа — без шума, официоза и... зарплат. Все строилось на интересе и желании.

Мы встретились с режиссером и художественным руководителем театра Константином Бутиным в редакции и побеседовали. Первый вопрос — о названии.

Аз, буки, веди...

— Почему «Кириллица»? — переспрашивает он. — Мне показалось правильным: если и начинать, то с азбуки, с азов, раз уж мы любительский театр (улыбается). Сейчас в коллективе 39 актеров. Постепенно к нам присоединились талантливые студенты: Максим Олин, Яна Рогожкина, Александр Галанин, Максим Кузнецов, Дарья Горячева, Александр Федоров и другие. Каждый из них способен побыть и декоратором, например, и костюмером, если не занят в очередном спектакле.

Ориентируемся мы на профессионалов. Сегодня много достойных примеров, в том числе Театр наций, «У Моста», ярославский театр, наш драматический… Конечно, у нас больше сложностей, чем у академического учреждения: меньше мест, где мы могли бы показываться, относительно стесненное репетиционное пространство. Да и собираться непросто: все люди занятые — учатся, работают (Елена Королева, например, ведущая на телевидении). Подготовка спектакля занимает полгода-год. Зато есть свобода: не обременяет штатное расписание, никто не диктует, что и как ставить. Актеры играют с удовольствием. Так что мы справляемся.

Он сидит напротив — невысокий, худощавый интересный человек, рисует цветными карандашами, рядом – планшет и айфон... Говорит тихо и увлеченно: о свободе творчества, о внутренней наполненности искусством, о притягательности красоты и, конечно, о трактовках и интерпретациях.

А разбирая один «спорный» момент по Гоголю, и вовсе переходит на цитаты (и убедил!). И постепенно понимаешь: все, что режиссер поставил на сцене, он уже раньше пережил и прочувствовал. И нет ничего в его личной театральной истории случайного.


Впору ли гоголевская «Шинель»?

За два года подготовлено три спектакля. По словам режиссера, первый — «Шукшинские рассказы» — о потерянной крестьянской России. Второй — «Шинель» по Н. Гоголю.

— Пушкин, Гоголь, Лермонтов, Достоевский — никто из них не писал для школьников. Поэтому в детстве их творчество было не совсем понятно. А вот будучи взрослым, вчитывался в каждое слово — укладывается по-другому. Взять те же гротескные гоголевские персонажи: в 15 лет ты еще не встречал Коробочку в жизни, а в 30 тебе уже пара таких на пути попалась.

Повесть показалась мне смешной: герой то с мухами ест, то объедки на шляпе носит... Автор словно посмеивается над Башмачкиным: даже имени собственного не дал. И все же я ставил не комедию — трагикомедию, а получилась трагедия о том, как много в человеке бесчеловечного, — объясняет Константин.

В часовой студенческой версии «Шинели» почти дословно воспроизводится сложный оригинальный текст. Его, словно партитуру, разложили на десять голосов. И такое стремление к аутентичности — решение, что называется, верное. Как и минимализм в оформлении сцены и многое другое.

Впрочем, «свое слово» тоже прозвучало. Напоминание «я брат твой», которое в произведении лишь почудилось одному из обидчиков Акакия Акакиевича, в спектакле четко произносится в финале и становится общим призывом к человечности.

Гран-при и победа в номинации «Лучшая режиссерская работа» на фестивале «Северный венец» в Ульяновске в 2017 году — весомое подтверждение тому, что театральное представление удалось.


Пусть юность поет о любви

Премьера третьего спектакля — «Валентин и Валентина» — с успехом прошла на малой сцене драмтеатра в январе. По сюжету романтическая история юноши и девушки разворачивается в 70-е годы ХХ века на фоне личной и бытовой неустроенности их семей. Как оказалось, окружающие не очень-то и верят в любовь, и молодым людям приходится доказывать состоятельность своих чувств, в том числе и друг другу. Пьеса М. Рощина подошла современным актерам как по теме, так и по возрасту. И стала еще одним поводом поговорить о вечном.

— Взволнованные зрительницы признавались нам после, что и у них так было: и родители не разрешали пожениться, и сами переживали из-за отношений, а повзрослев, детям руки «выворачивали», — рассказывает Константин. — Но главное — здесь речь идет о настоящей любви.

Для исполнителей основных ролей — Никиты Картавова и Марины Лобановой — это удачный театральный дебют. Оба — студенты 2-го курса факультета физико-математических и естественных наук и были знакомы до того, как им пришлось сыграть влюбленных.

— Какие они? — спросила я у актеров.

— Валентин — молодец, гнул свою линию, грубо говоря. Не отпускал свою любовь, несмотря на то что говорили окружающие. Я хотел, чтобы зрители увидели в нем ответственность, упорство, а еще чувство юмора, — рассуждает Никита.

А Марина замечает:
— Валентина — залюбленный ребенок, и ей не хватает самостоятельности. Я бы купила ей щенка, чтобы она поняла: заботиться нужно не только о себе.

У их персонажей все получается, хотя и не сразу. А у наших героев главное еще впереди.


Когда не можешь не делать

Константин Бутин в 34 года знает все об ответственности. На нем — весь спектакль, начиная с подбора материала и заканчивая выпуском. А еще он много читает, вникает в театральные традиции. Вместе с труппой подбирает реквизит (в постановке «Валентин и Валентина» актеры «живут» среди подлинных вещей 70-х годов). И все ради пришедших на представление людей.

— Современный зритель — непоседливый. Вовлечь его в действие сложно. Чуть-чуть заскучал — сразу в телефон: играть. Или того хуже. «Шукшинские рассказы». Напряженный момент. И тут женщина во втором ряду громко отвечает на звонок (наверняка из ада): «Я в театре… Я тебе говорю: я в те-ат-ре». Вот так несвоевременный разговор или СМС мешает погружению в создаваемый актерами хрупкий мир. Но в целом зритель прекрасный, отзывчивый, добрый. И мы его любим, — признается режиссер. — И, конечно, меньше всего мы хотим поучать со сцены, превратиться в этакого ментора. Следовать за жизнью — вот что интересно.

«Кириллица» — театр молодой, растущий, набирающийся сил и опыта. В его планах — раз в месяц показывать представление в драмтеатре. Параллельно — новые репетиции.

О том, что собирается ставить, Константин умолчал — задумка может поменяться. А о мечте проговорился: собственное здание для театра.

Вроде есть наметки. Как знать, может, чья щедрая душа отзовется. И будет в Пензе одним счастливым коллективом больше. А от этого выиграют все, и прежде всего — зрители.



КОММЕНТАРИИ
Олег Ягов, заместитель председателя правительства Пензенской области:
— Сегодня с супругой посмотрели премьерный спектакль «Валентин и Валентина», который представила на малой сцене Пензенского драматического театра студенческая театральная студия «Кириллица». Великолепная игра молодых актеров, безупречная режиссура, камерная атмосфера. Декорации, реквизит и костюмы полностью соответствовали тому времени, когда была написана советским драматургом Михаилом Рощиным данная пьеса. Тема спектакля спустя почти полвека не потеряла своей актуальности. Искренне благодарю руководителя и режиссера-постановщика театральной студии «Кириллица» Константина Бутина за профессионализм, создание творческого коллектива единомышленников и предоставленную возможность молодым людям реализовать свой творческий потенциал.

Наталья Толкачева, редактор «Университетской газеты» ПГУ:
— Театр «Кириллица» уникален. Придя впервые на их постановку (это были «Шукшинские рассказы»), ожидала чего-то авангардного, слишком осовремененного. Поколение Х, думала, перенесет действие в неклассическое пространство, обогатит гаджетами, прогрессивными течениями. Но в первые пять минут спектакля стало понятно: вот он, Шукшин, во всем своем многообразии и богатстве. У режиссера Константина Бутина очень тонкое чувство меры. Произведение проживаешь в зале вместе с актером, да и вместе с автором, что очень важно. Гоголевская «Шинель», пожалуй, поразила меня еще больше. Мне казалось, что студенческому театру не под силу поставить Гоголя так, чтобы все было не наигранно и гармонично. Теперь с нетерпением жду, когда выдастся случай посетить спектакль «Валентин и Валентина»!

Автор: Елена ОЛИКОВА

Нашли ошибку - выделите текст с ошибкой и нажмите CTRL+ENTER

Введите слово на картинке